Expand Cut Tags

No cut tags
georgievskaya: (branches)
«Вещество» №1/2017

(Содержание номера)
Журнал на сайте Мегалит: http://promegalit.ru/public/17926_elena_georgievskaja_vdol_zemljanoj_steny.html

«Белый кот»


Публицистика и прочее:

«Ящерицы и хиджабы, или Невыученный урок»

«Стриптизёршей можно, печатницей нельзя»

Интервью для Сноба, не завизировано (все вопросы — не к нам, а к журналистам), сильно порезаны как вопросы, так и ответы.
«Чужое тело — чужое дело». Российские феминистки — о браке, абортах и боди-позитиве

Наше коллективное письмо с комментариями:
Феминистское сообщество — кураторам MoscowFemFest

Сходил ещё попросил пароль от litlib. Но движок там старый, и редактировать тяжело.
Съездил в Эстонию на фестиваль.
Афиша:
Read more... )
https://rus.postimees.ee/4040145/kapital-kultury-nagradil-lyudmilu-kazaryan-za-landshaftnyy-festival-poezii
17308819_1440461262639831_5181381719482975626_n
georgievskaya: (andras)
Мне показали поразительную статью, полную оскорблений в адрес феминисток:
Оригинал взят у [livejournal.com profile] fossa_s в "Матрица поимела тебя!"
Дамы, радфемки нас имеют в извращенной форме сношая в мозг.
Поток истерического бреда. )
Конец цитаты.

Соня Шустер — одинокая тридцатипятилетняя женщина из ближневосточной провинции — уже десять лет воюет с феминистками, которые от неё то досадливо, то печально отмахиваются, — а ненавидят феминизм женоненавистницы, которые хотят прав только для себя или загнали себя в такой психиатрический омут, что им больно от чужой внутренней свободы. Впрочем, ненавидит она всё живое, подробно рассказывает об этом в журнале, а затем публично жалуется, что её никто не понимает, никто с ней не дружит, все избегают. Можно было бы дальше игнорировать выходки этой известной в узких кругах мизогинки, но она пытается бросить тень на интерсекциональных феминисток, причисляя их к одной из самых невменямых TERF-сект.
Соня обвиняет феминисток во лжи, но сама постоянно лжёт. Найти мои тексты и реальные факты обо мне очень просто — ей даже не обязательно гуглить, достаточно зайти в этот журнал. Удивительно, что меня, противни_цу транс-эксклюзивного радикального феминизма и калугинских пабликов — а именно Калугиной принадлежат пожелания сдохнуть от родов и насилия, которые Шустер приписывает мне, — женоненавистница рисует копией Любы.
Знакомая сказала, что попросила Соню показать ссылки и скрины с моими высказываниями, идентичными Любиным, но Соня удалила комментарий и потребовала не троллить. Это под тролльским-то постом. Что такое "шесть вузов по году в разных городах", и откуда этот миф, никто из моих подруг не поняла, тем более что в Википедии, прочитанной Соней, представлена проверенная информация (Соня читала, но сознательно перевирает факты). Вероятно, переход с философского факультета одного университета на совместную программу института иудаики и философского факультета другого (в одном и том же городе) считается "шестью вузами". Вузом наивная обывательница также могла посчитать школу филологии, где я учился в 10-11 классах. Но информацию об этом заведении нагуглить так же легко, как мои книги. Которых Соня, как образцовая советская людоедка, "не читала, но не одобряет". Статью в Википедии писали несколько человек; мне говорили, что туда бегал какой-то юзер — вставлять клеветническую гнусь, которую быстро потёрли; я посмотрел правки в архиве — они сделаны чуть ли не в день публикации Сониного пасквиля.
Милая женщина также приписывает мне авторство неологизма "криптоимперский". Открываем поисковик: криптоимперство, криптоимперский. Соня решила, что в 2016 году я придумал слово, бытовавшее уже в 2014? Хотя какой 2014, сказать, что ему двадцать лет, значит ничего не сказать.
Н. спросила, а что в моей статье о Лимонове — неправда. Соня не ответила на этот вопрос. Потому что ничего, Соня. Пресловутый самопиар противоречит ваджраяне, а вот активистская деятельность укладывается в ньингмапинскую концепцию: борьба за благо живых существ не должна быть пассивной. А для этого блага полезно рушить идолов. Но люди, не способные выйти за границы иудеохристианства, не в силах представить себе моё мировоззрение. Это для них как извлекать воду из марсианского грунта.
Ньингмапинская традиция подразумевает активное противостояние злу, а не болтовню в интернете, как у вышеупомянутой омской псевдофеминистки или её зеркальной еврейской сестры Сони. Я не живу как цивил, а число получивших от меня физический отпор мужчин давно перевалило за второй десяток. Распылить баллончик в лицо, испортить машину, плеснуть кипятком, помочь соседке выгнать агрессивного племянника или сожителя — всё это для меня никогда не было проблемой, это часть моей работы. Нет, грантов мне за это не дают, я даже не умею составлять заявки на феминистские гранты (все мои стипендии — творческие, заявки сделаны оргкомитетами, не имеющими отношения к феминизму), но если Соня знает, где я могу забрать свои деньги — известите, и я временно её разблокирую.
Итак, Соня — ухудшенный вариант Екатерины Винокуровой, нашей беседе с которой даже посвящена статья на Medialeaks. "Я не такая, как все эти нехорошие феминистки, мальчики!"
Я, мягко говоря, не испытываю к Сониным необдуманным поступкам симпатии, но пожелать этому несчастному озлобленному существу могу только просветления, которое направит энергию в другое русло.

P.S. Явившийся в мой полузаброшенный ЖЖ хамоватый израильский антифеминист забанен, анонимные комментарии временно отключены, т.к. нет времени разбираться со змеёвником. Соня, имеющая привычку врываться в фемсообщества, требуя от подписчиц оправдаться за снос часовни, Гитлера и Сатану, — будет баниться раз за разом, сколько бы страниц ни создавала.
georgievskaya: (profile)
Не все публикации последнего времени помню, к сожалению.

«Воздух», 2016, №2

«Двоеточие», №25-26
(малая проза и подборка фотографий)

«Покидая транс-эксклюзивный феминизм»
(исходник и републикация)
http://tovaryshka.info/leaving-terf/
http://www.nihilist.li/2017/01/19/pokidaya-trans-e-ksklyuzivny-j-feminizm/

«Транс-эксклюзивность и ветряные мельницы»

«Личный тюремщик для каждой»

Лев Оборин об одной моей статье.

Под репост заметки о транс-эксклюзивности пришла юная радфемка — ей помстилось, что «болезненные ощущения» — это про секс, а не о последствиях спортивных занятий, а значит, «авторка ничем не отличается от либфем». Из контекста всем умеющим читать ясно, что речь о спорте, но TERF — это TERF, одну недавно забанил.

Но самое прекрасное — биографическая справка в журнале «Мышкинская лоция» (осень 2016). Read more... )
Вероятно, авторо_к забанили в гугле, и они нашли только древнюю бумажную публикацию, иначе я не знаю, как это объяснить. Лет через десять, когда до угличан дойдёт, что вторая квартира у меня в Угличе, а не в городе М., с которым меня давно уже связывает только регистрация ИП по доверенности, они тоже что-нибудь отроют, публикации под первой фамилией за 1996 год, наверно.
georgievskaya: (branches)
«Путешествие в неоцен, или Заметки о литпроцессе»
http://polutona.ru/?show=1113212240

Статьи

В том числе - об автостопе:
«Вернём себе дорогу»
http://tovaryshka.info/reclaim-the-road/

«За всё пушистое», или Проблема зоозащиты в анархо-движении
http://www.nihilist.li/2016/11/06/za-vsyo-pushistoe-ili-problema-zoozashhity-v-anarho-dvizhenii/

«Дикие девочки» Эдуарда Лимонова: феминистская критика
http://ona.org.ru/post/153787922593/limonov

Переводы

Кьяра Боттичи «Анархизм и феминизм: путь к счастливому браку?»
http://ona.org.ru/post/153481532933/anarchism-and-feminism-toward-a-happy-marriage

Руби Флик «Анархо-феминизм»
http://www.nihilist.li/2016/12/01/anarho-feminizm/
georgievskaya: (bunt)
Перевод мой

Чайлдфри — это человек, который добровольно отказывается иметь детей. Казалось бы, такая позиция никому не вредит, не является агрессивной идеологией или деструктивным культом. Такая женщина ничем не выделяется в толпе. Такая женщина может скрывать свою позицию, опасаясь, что её не поймут родители, партнёр или партнёрша, окружение или коллеги. Не будем забывать, что в условиях патриархального общества присутствует такое явление, как репродуктивное принуждение, которое выражается в том, что окружение женщины начинает на неё морально давить по поводу «женщине надо рожать». Открыто признаться, что я чайлдфри, я смогла в 20 лет. Мои родители были лояльны к моему выбору, чего нельзя сказать об окружающей среде. Сейчас мне 26, и я могу подытожить свой жизненный опыт открытой женщины-чайлдфри и классифицировать формы репродуктивного насилия в отношении добровольно бездетных женщин:

1. Уговоры: «Только роди, а мы (родители/муж со свекровью, etc.) — вырастим». Здесь женщину, которая всё же решится, несмотря на нежелание, родить, ждёт сюрприз. Родные под «вырастим» могут подразумевать игру с ребенком на протяжении часика в месяц. Вот такой диссонанс между реальностью и словами.

2. Подколки-шутки: «Ты что как пустоцвет, останешься одна с табуном кошек». Такое давление, тем более постоянное, может повлиять на женщин, которые очень зависят от мнения партнёра или родителей. Оно может возникнуть в качестве конвертации материнской злобы на собственную испорченную юность или молодость.

3. Так называемые «серьёзные разговоры»: «Ты же понимаешь, что естественное предназначение женщины — рожать детей и заботиться о них?» Женщина может рожать, а может не рожать. Это не её предназначение, а её личный выбор. Женщина может быть покорительницей горных вершин, балериной или учёной, посвятившей жизнь профессии или искусству. И она имеет на это полное право.

Read more... )
georgievskaya: (profile)
Не хотелось сюда возвращаться, но пускай информация повисит, некоторым отсюда более лучше видно.
Очередная подборка тленфемского вранья.

1) Татьяна К.-З. полагает, что отморозок вроде меня способен мелко дрожать перед кем-то вроде Елизаветы П. Лиза тоже сочиняет. Да, конечно, я, не боявшийся мужиков в два раза меня больше и сдававший нормативы по тяжёлой атлетике в весовой категории 58 кг, страшно перепугаюсь далеко не спортивной невысокой девицы. Лиза, ты не одна такая, была в нулевые ещё менее спортивная девушка, выдумавшая, что меня побила: пришлось её отловить и при свидетелях поинтересоваться, не заболталась ли она; та что-то пискнула и сбежала.

2) Елизавета П. и компания, видимо, превентивно меня забанившие, врут, что "я их мониторю, поэтому быстро скрыл_а страницу ФБ". Пост не скрывался вообще. Мониторю так, что пост от 20 числа мне показали только вчера.
скрины больных фантазий )

И ещё немного фантазий "радикальных" европейских домохозяек и переводчиц. Езжу автостопом с 1997 года и ничего такого не видел, но АП с кухни виднее. Read more... )

Радфем и скрепы - это самое замечательное.
радфем и скрепы

Подробнее - здесь.
Давно говорю, что тленфем - это сторонницы патриархата отцов, потому что неопатриархат сыновей заставляет их зарабатывать. К феминизму они не лежат и близко.
Поскольку я в движе задолго до появления Елизавет П. и прочих, я там и останусь, а у них, наверно, просто патриарха нормального не было.
georgievskaya: (branches)
«Новый мир» №4 выложен в Журнальном Зале.
Обзор.
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2016/4/moya-evakuacionnaya-kopiya.html

«Знает ли женщина, чего хочет?»
Статья впервые была опубликована на сайте Fem.fm, который сейчас не работает.

«Серповидная икона»

Недавний перевод моего текста на польский:
«Przezroczysty chleb»


Кстати, искал, где скачать учебник «Поэзия», и вспомнил про такой паблик.Read more... )

А вот что случилось в конце августа:
«В читальном зале библиотечно-информационного молодёжного центра Национальной библиотеки Р[еспублики] Д[агестан] им. Р. Гамзатова сектором универсальной литературы открыта книжная выставка новых поступлений».

24_25

Там моя книга, где нетолерантная героиня, которой вменяемые мусульманские мужчины не встречались, позволяет себе разные высказывания. Это 2007 год, сейчас более радикальным показался бы сюжет о лесбофеминистском суфизме.
georgievskaya: (2015)
«Мочи, мочи их, киска!»: феминизм или нет?»
http://ona.org.ru/post/147250984853/right-wing-feminism

«Приспосабливаться или ломать систему? Заметки о культуре согласия»
http://www.nihilist.li/2016/07/25/prisposablivat-sya-ili-lomat-sistemu-zametki-o-kul-ture-soglasiya/

«Воздух» №2/2016
http://www.vavilon.ru/order/contents32.html

«Воздух» №1/2016 выложен в сети:
http://www.litkarta.ru/projects/vozdukh/issues/2016-1/

Также размещу подборку академической литературы по феминитивам, поскольку часто спрашивают:СПИСОК )
+ Першай А. А. Колонизация наоборот: гендерная лингвистика в бывшем СССР
https://www.academia.edu/342761/Колонизация_наоборот_гендерная_лингвистика_в_бывшем_СССР_Colonization_Vice_Versa_The_Specificities_of_Post-Soviet_Gender_Linguistics_
georgievskaya: (profile)
«Цирк “Олимп” + TV»
http://www.cirkolimp-tv.ru/articles/666/propast-tebya-ne-uznaet

Публицистика, редактирование переводов:

«Какие статьи и книги русскоязычных феминисток стоит прочитать?»
http://ona.org.ru/post/139559819078/literature

«Как мне помог феминизм?»
http://ona.org.ru/post/145060108253/how-has-feminism-helped-me

Комикс, объясняющий теорию гендерной перформативности (by Hannah McCann https://binarythis.com)
http://ona.org.ru/post/145819463893/gender-trouble-explained

«Ужасы секса с песком»
http://www.nihilist.li/2016/05/24/uzhasy-seksa-s-peskom/


Фотография с фестиваля «Из Калинина в Тверь»


Афиша )
georgievskaya: (bunt)
Если меня кто-то не читает в ФБ, размещу заодно здесь.

Елена Георгиевская на "Нигилисте" поддерживает акцию протеста:

«Если у мужчин есть право писать и презентовать книги, унижающие женское достоинство и низводящие человека до положения объекта использования, то у женщин есть право высказывать свой протест всеми доступными способами. А то какая-то неравномерная свобода получается — нас унижать можно, а мы молчать в ответ должны, и быть вежливыми — читай, удобными в использовании», — констатирует феминистка в комментариях под постом Цветкова. Но это базовый посыл псевдолевых, давно слившихся в объятиях с провластными институциями: угнетённые должны молчать. Иначе те, кому пообещали пряник за разоблачение врагов империи, могут не получить даже горбушку.

Маскулистская идеология сама по себе антипротестна — стоит на страже консервативных идеологий (как пишут адепты движения, «только религия заставит бабу подчиняться»), и глубоко буржуазна. В чёрно-белой маскулистской парадигме существуют лишь потребители и объекты потребления — женщины либо «жертвы» коварных женщин, расслабившиеся мужчины, — которых надо удерживать в стойле. Идеал маскулиста — богатый белый гетеросексуальный мужчина, эксплуатирующий и подчиняющий тех, кому «повезло» к нему приблизиться, часто расист и гомофоб. Поддерживать маскулизм и его проповедников означает способствовать иерархизации общества, дальнейшему скатыванию толпы к социал-дарвинизму и дикому капитализму.

http://www.svoboda.org/content/article/27685794.html

Nil novi sub luna: секрет маскулистского мировосприятия открыла ещё Жорж Санд:
"— Хотите, Бернар, я скажу вам, почему они считали женщин лгуньями?
— Скажите.
— Потому что они подчиняли себе слабых с помощью насилия и гнета. А когда властвуешь, вселяя страх, всегда рискуешь быть обманутым".
georgievskaya: (felis viverrina)
В очередной раз Accion Positiva, деятельница русскоязычного сетевого транс-эксклюзивного феминизма, получившего за трансляцию безысходности и мизогинии прозвище «тлен-феминизм», назвала всех не согласных с ней женщин и активисток вообще «жабами». Пейоратив «рунетные жабы» и раньше мелькал в её речи. Предлагаю переприсвоить жаб, как это сделали ЛГБТ(К) со словом queer, в определённом контексте означавшим не что иное, как «поехавший».
Лягушка или жаба — готовый символ феминизма. Функции этих земноводных в мифологии связаны с плодородием и возрождением, а это качество белой богини. Богиня многолика: у неё есть тёмная сторона (Хель, Кали), поэтому жаба — создание хтонического мира. Это, указывают исследователи, определяется «прежде всего её связью с водой, в частности с дождём». Вода — женская стихия. В некоторых мифах жаба охраняет колодец с живой водой. Женщина — создательница жизни, но не обязана посвящать себя репродуктивному труду — она может уйти добывать огонь или создавать произведения искусства, ведь искусство также питается водой и глиной.
Как и первобогиня, лягушка или жаба связана с элементами хаоса: «мифопоэтическое мышление способно сотворить мир из чего угодно: из ила, грязи...»
В алтайской мифологии лягушка помогает добыть первый огонь. Здесь зооморфная сущность берёт на себя обязанности мужского героя — Прометея, доказывая, что для самки нет ничего невозможного, и сфера её влияния не ограничивается плодородием.
Китайцы считали, что жаба приносит в дом богатство. Женщины, как и жабы, в благоприятной обстановке обрастают ресурсами, помогая не только себе, но и близким, выстраивая горизонтальные связи: вы когда-нибудь слышали о тоталитаризме жаб?
Характерно, что в Средние века жабу, как и женщину, назначили символом разврата, ереси, жадности и смерти. Жабы — животные колдуний, жертв инквизиции.
Поскольку внешность жабы в европейской культуре принято считать отталкивающей, но отнюдь не все разделяют это мнение, жаба символизирует бодипозитив. Я нахожу некоторые породы жаб очень красивыми.

Посмотреть )
georgievskaya: (andras)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] tovaryshka_info в «Трансгендеризм» как новый сионский протокол: немного о TERF
Недавно я услышала в автобусе объявление, приуроченное бог знает к чему – вроде бы, до Восьмого марта далеко: «Дорогие девушки! Помните, что вы не только украшение дороги, но и отвечаете за ситуацию на ней. Будьте внимательны за рулём. Ваша госавтоинспекция». И это в области, где, согласно статистике, около 70% ДТП происходит по вине мужчин и где мне за семь лет не пришлось увидеть ни одной аварии с участием женщин.

Что мне напомнила эта ситуация? Я, увлекающаяся фитнесом с самой ранней юности, не встречала в раздевалках ни одной транс*женщины, но последнее время то и дело слышу от транс-эксклюзивных феминисток, что MTF оккупируют спортзалы, чтобы насиловать всё живое. Налицо перекладывание вины с привилегированной группы на миноритарную: в первом случае – на женщин, во втором – на транс*людей.

Одна известная в узких кругах русскоязычная TERF-группа состоит, в основном, из эмигранток, не имеющих образования в области гендерных исследований, но претендует на «академический феминизм» (при этом часть «академической терминологии» почему-то составляют мизогинные оскорбления вроде «длясебяка-самовыражака» и «сасайка»). Очевидно, что осуществляемая данной группой трансфобная пропаганда рассчитана на далёких от реального академического дискурса женщин, не имеющих ресурсов для расширения кругозора в области ГИ. Исследовательницы воспринимают сетевое сообщество TERF как маргинальное пространство либо не знают о нём вовсе, поэтому не анализируют их тексты. Но, к сожалению, сообщество приобретает популярность, «помогая» юным девушкам каскадировать агрессию в адрес других миноритариев.

Читать дальше: http://tovaryshka.info/new-zion-protocol/



Есть пара опечаток (вычитывать пришлось аккурат перед зимним автостопом и с температурой под 38), вариант без них - здесь.
Поглумилась, конечно: "...авторка упускает великолепную возможность вывести MTF-дискурс из частичной сабмиссивности де-садовских героев. Она лишь констатирует, что, по де Саду, освобождённое природное зло, то есть сексуальность мужчины «утвердит его суверенным мужественным индивидом. Мужчина-сюзерен — вот фундамент Нового Гражданства»".
georgievskaya: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] elena_sophia в О. Харитонова «Женщины. Разговор не о мужчинах»


"Книга, которую мы задумали еще в прошлом году с Юлей, Катей и другими феминистками, выходит в издательстве АСТ. Должны выпустить к книжной ярмарке Nonfiction (конец ноября). Аннотация (без купюр):
Это книга-пособие для начинающих по формированию феминистского взгляда. В ней разные женщины ведут речь о сексизме и культуре насилия – двух китах «мужского мира», в котором мы все живем, а также о феминизме как его альтернативе. Сексизм начинается с невинного утверждения «Ты же девочка!», затем через гендерные стереотипы, обесценивание, объективацию, миф о красоте он приводит к мизогинии, трудовой дискриминации и ограничению репродуктивных прав. Культура насилия проявляется в абьюзе, во всех видах домашнего насилия, в харрасменте, проституции и порнографии. Но самое страшное – это культура изнасилования. Она рассматривается как гинекологическое зеркало патриархата.
Возможно, читать всё это будет больно, но у осознавшей изменится взгляд и перед ней откроются новые перспективы. Феминизм освобождает.

Книга написана как разговор женщин о женщинах. В разговоре принимают участие: Ольгерта Харитонова, Лолита Агамалова, Белла Рапопорт, Леда Гарина, Елена Георгиевская, Катерина Холод, Татьяна Сухарева, Наоми Вульф, Симона де Бовуар, Вирджиния Вулф, Марина Гречкина, Полина Лангольф и др. Книга так и называется «Женщины. Разговор не о мужчинах»".
Содержание:
I. Большой, долгий разговор о сексизме и о таких его проявлениях как:
– «тыждевочка»
– женская гендерная роль второго плана
– идеал «женственности»
– выученная беспомощность
– обесценивание
– даблбайнд, или двойной посыл
– миф о красоте
– объективация и «мужской взгляд»
– мизогиния
– «доброжелательный сексизм»
– непринятие закона о гендерном равенстве
– трудовая дискриминация
– ограничение репродуктивных прав
II. Тяжелый разговор о культуре насилия и в чем она проявляется:
– абьюз
– домашнее насилие
– газлайтинг
– виктимблейминг
– Стокгольмский синдром
– харрасмент
– слатшейминг
– культура изнасилования
– патриархат
– проституция и порнография
III. «Я не феминистка, но...», или почему все-таки феминизм

https://vk.com/wall-27506840_100442
женщины. разговор не о мужчинах. обложка
georgievskaya: (2015)
И здесь напишу, т.к. не все меня читают в ФБ. #Марьино, отчёт 1.
Ещё подходила пожилая женщина: "Вы феминистки? Сестринство - это же церковный термин". Я сказала, что не только церковный. Пожилой мужчина укоризненно спросил нас с Л., когда мы шли от Братиславской: "Девочки, зачем вы курите?" Я сказала, сколько мне по документам лет, и добавила, что в таком возрасте уже имею право хоть об стену убиться.
Правые продолжают сочинять в своей обычной стилистике. Ладно, некоторых из нас можно причислить к TIRF, хотя я себя радфем не считаю, но анархистки и партия "Яблоко"... С моей точки зрения фрики - это не оппозиция, а те, кто не способен разобраться в актуальной политической ситуации, но высказывает непрошеное мнение о ней.
бред о митинге в марьино
20.09.1
Статистика по женским зарплатам, если надо кому:
http://вечерний-екатеринбург.рф/townpeople/internet-vorchun/9746-gendernaya-statistika-zhenshchin-po-zarplate-ushchemlyayut/
http://www.gks.ru/bgd/regl/b12_50/Main.htm
http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1138887978906
http://www.mojazarplata.ru/main/zarabotok/v-rossii-srednjaja-chasovaja-zarplata-zhenschin-na-40-4-rub-menqshe-chem-u-muzhchin


А здесь я угнетаю мужчин, смотреть осторожно.
11990473_814669551985568_6733010317705087846_n
georgievskaya: (bunt)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] tovaryshka_info в Эмоциональное крепостное право
«Первой подойти к парню? Для этого белый танец есть, а всё остальное время мышеловка не бегает за мышью. Ты хочешь, как проститутка, на них вешаться, что ли?» Нас было немного, и мы думали, что к 2015 году народ заговорит по-другому. Он не заговорил.
На филфаке мы смеялись над основной проблемой гончаровского «Обрыва»: двадцатилетняя девица не может решить, переспать ей с парнем или нет. Тоже мне глобальные трудности, ещё бы развезли на пятьсот страниц, с какого края разбивать яйцо — не мужская классика, а любовный роман серийного производства. На самом деле эта история — о двойном угнетении: женщина не должна ни выбирать партнёра, поскольку инициатива закреплена за мужчиной, ни соглашаться на внебрачный секс, когда мужчина всё-таки завоевал её симпатию.

Читать дальше: http://tovaryshka.info/emotional-serfdom/

georgievskaya: (2014)
В связи с войной нарушаю временный мораторий на публичную внутрифеминистскую критику.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] tovaryshka_info в «Не все российские феминистки...»
Последнее время украинские феминистки отмечают у российских тенденцию к перфекционизму, которая на практике оборачивается бездеятельностью. «Оппозиционеры А и Б — сексисты, следовательно, ничем не отличаются от верховного вождя, а если не отличаются, нам и верховный сойдёт», — такова логика некоторых россиянок. Второе популярное обвинение: «Российские феминистки — это колониалистки».

Проблема в том, что даже проукраински настроенные феминистки порой опасаются открытых высказываний: уголовное дело могут сфабриковать даже за перепост, и трудно предсказать, кого власти завтра используют в качестве пугала. (Например, несколько лет назад музыкант Савва Терентьев был привлечён к уголовной ответственности за оскорбления в ЖЖ, а десятки блогеров меж тем размещали хейт-спичи на ту же тему, и никто на них не доносил.) Поэтому слышно в русскоязычном интернете, в основном, феминисток, одобряющих крымскую экспансию.

Читать дальше: http://tovaryshka.info/not-all-russian-feminists/

georgievskaya: (felis viverrina)
"Колонка Беллы Рапопорт о сексизме в медиа продолжает будоражить умы. Так, автор левых убеждений, скрывшийся под инициалами М.Б., опубликовал полемическую заметку «По следам недавней дискуссии…». Автора, прежде всего, занимает вопрос, «почему феминизм у нас вообще не является и пока что не может быть политичным».
<...> В девяностых и начале нулевых были свои сексистские письма. Говорят, их присылали в «Каменное молоко» и другие нынче не выходящие газеты. Кто-нибудь вспомнит хоть одно? Зато теперь профессор Михаил Берг, известный мизогинными пассажами, внезапно поменял точку зрения и упрекает бывших соотечественников в шовинизме, а мужчины из академических и литературных кругов всё реже рассказывают басню «короткая юбка? сама виновата». Это как-то стыдно стало делать, после этого приличные люди руку не подают. Иные не верят в изменение людей посредством просвещения, а я верю: я сама — изменившийся благодаря просвещению человек; другое дело, что меняются не все и не сразу.

Почему некоторые читатели так быстро забыли реалии девяностых и начала нулевых, а также — почему они видят лишь нескольких скандальных блогерок, игнорируя деятельность менее эпатажных низовых активисток и/или феминистских исследовательниц, писательниц и экологинь, и, более того, сводят всю российскую феминистскую публицистику к «тёлочкогейту», хотя мы годами пишем о домашнем насилии, трудовой дискриминации, женском искусстве? Что мешает им найти в поисковике публикации той же Беллы Рапопорт о партнёрском насилии? Предлагаю обладателям избирательного зрения самим ответить на эти вопросы".


А это уже не моё, это из сборника "Женщина и визуальные знаки", начало нулевых годов:

А.А.: Если же возвратиться к феминистским проблемам, каково твое отношение к политкорректности, процветающей, например, в американских кампусах?

О.Л: Экстремальные проявления есть у любого явления. И крайность всегда натыкается на крайность. Например, на прошлой гендерной школе в Форосе одна американка рассказывала, что, когда женщины вывесили на кампусе плакат: "Нет" значит Нет" ("No" means No"), мужчины ответили плакатом: "Нет" значит "поддай жару" ("No means make it harder"). То есть любая крайность натыкается на крайность. Но я-тo считаю, что право на существование имеет все. Например, в чем-то я очень умеренная, а в чем-то я экстремистка, потому что я не позволю при мне рассказывать сугубо сексистский анекдот, не прокомментировав его по-феминистски.


Если вам кажется, что русскоязычный феминизм - это: 1) Коллонтай; 2) несколько позавчера возникших интернет-сообществ, сходите сюда.
georgievskaya: (branches)
Сюрреалистический рассказ «Тьма тьмы» называют прихотливым (1), когда читают его сквозь неправильную призму. Если оторвать этот текст, далёкий от спонтанности и обладающий чёткой структурой, от queer theory, он обрушится внутрь себя.
Протагонистка — её зовут Илона, что означает «светлая» или «луна», — примеряет на себя карикатурную феминность: её (можно понимать двояко: и её саму, и феминность) «спасали мелкие детали, на которых, как известно, и принято фиксировать женское внимание: льняное полотенце, совсем не использованное, но за годы лежания в бабушкином чемодане истончившееся, словно кожа на старом лице; сухие ветки синеголовника в вазе, вырезанной из куска дерева; темно-зелёный рисунок на обоях в возвращённом доме. Что до покинутого жилья, то внутри оно было покрыто белой декоративной штукатуркой — ни тебе бумажное сердечко пришпилить, ни плакат». Ей кажется, будто она постарела — ведь женщина обязана переживать из-за внешности, и уже не важно, действительно ли старшая подруга выглядит не старше неё: подруга находится в иной системе координат и уже поэтому более молода, точнее, не так сильно рискует стать жертвой «косметической паники». Темнота — символ феминности — здесь наделяется качествами, которые ей в «нашей» системе ценностей имманентно не присущи: во-первых, она светла; во-вторых, «конкретное женское», если смотреть с этой точки, не обладает инкриминированной ему расплывчатостью, но не является и замкнутым кругом (полной луной, матриархальным символом): это прямоугольник. Вернёмся на несколько эпизодов назад: «В стенах и потолке всё ещё оставались аккуратные прорези в виде геометрических фигур. “Не бойся, — сказал кто-то, — это тьме вечно от нас нужно, а есть ещё тьма тьмы, ей нет никакого дела до нас. К ней можно прикасаться, это не страшно”. Илона поднесла руку к небольшому чёрному прямоугольнику, светящемуся над головой, и он лёг в её ладонь холодным металлическим бруском. Мгновение спустя его уже не было, а в ладони Илоны зияла чёрная прорезь». )
georgievskaya: (profile)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] livasprava в Как я стала левой
Как я стала левой в НИГИЛИСТ.

Елена Георгиевская
1.

0_6ec7e_9ad56664_orig
Сначала я хочу рассказать, как можно не стать левой. Ты заражаешься вирусом под названием «сама добилась». Подростки обычно заражаются им интернете, а я уже в том возрасте, когда следует умирать, поэтому цепляла его в разное время повсюду. Излечившись, ты чувствуешь, что тебе не хватает привычной ломоты в суставах, которая замечательно мотивирует переломать ноги кому-то не похожему на тебя. Появляется человек и говорит, что если не ломать непохожим ноги, наступит апокалипсис. У этого человека много апокалиптических голов, они повторяют одно и то же. Если постоять рядом немного дольше, увидишь, как головы начнут поедать друг друга. Это зрелище может сделать тебя левым. Но обычно ты уходишь немного раньше, заново инфицированный, объяснять своим и чужим, что сам добился и не готов пожертвовать чем бы то ни было ради никуда не годных мещан.

Рождаться в маленьких городах и посёлках очень опасно. Ты появляешься на свет не таким, как все. Они (все) учатся читать в первом классе и слушают попсу, а таких, как ты, полтора человека. Даже если ты адаптировался — а я адаптировалась, и от меня получали по роже, — у тебя растёт гордыня. В твоей школе нет специального ребёнка для травли, потому что всех травят учителя. Лично тебе они рассказывают, что ты никуда не уедешь и ничего не добьёшься, но ты не собираешься сдаваться. В пятнадцать лет такая мотивация неотделима от гордыни.

Можно вылечить тяжёлую болезнь и стать одним из самых сильных мальчиков или девочек школы. Можно поступить в элитный по местным меркам лицей без репетиторов, потом — в столичный вуз без денег и блата, совершать поступки, за которые людей твоего гендера и национальности порицают, и всё это — без сомнения и чувства вины. Или почти всё. За спинами пытающихся загнать тебя обратно трудно рассмотреть способных вправить тебе мозги. Проходит несколько лет, и ты перестаёшь различать эти две категории людей. Ты давно прочитал Платона, Штирнера и «Восстание масс». Конечно, ты не ассоциируешь себя с массами, ты же прочитал, а им некогда. Тебе тоже могло стать некогда, но ты добился. Антииерархические тексты обрастают ложными толкованиями, в каждом из них чудится призыв вернуться на место, а ведь никто не имеет права указать тебе на место, ибо никто не знает точно, где оно. Если ты при этом из семьи, пострадавшей во время Октябрьской революции, каждый антииерархический текст умножается перед твоими глазами на два, превращаясь в памятку об отобранном имуществе. Если работал уборщиком или на производстве и насмотрелся на провинциальных обывателей, как никогда не насмотрятся жители Садового Кольца, умножается на три.

У некоторых формируется мировосприятие окультурившегося варвара. Для этого нужно быть лириком, субъективным идеалистом, видящим общие контуры идеи, например, имперской. Для стихов ему нужна мысль об Идеальном Другом Пространстве — как верующим идея бога, Идеального Другого. Если он опирается на античную классику, в голове вырастает пространство империи. Человеку грезятся колонны Рима и просвещаемые варвары, а реальность оборачивается позавчерашним щячлом.

Но ты не такой, как он. Просто вышло так, что в старших классах ты прочёл роман Томаса Харди «Джуд Незаметный», но страшно устал и забыл, о чём он на самом деле. О том, что люди, считающие себя правыми, если понадобится, устроят вокруг тебя такое идеальное пространство, что попытки добиться принесут не больше пользы, чем библейское служение господину твоему. Ты помнишь только цитату: «Да сгинет день, в который я родился, и ночь, в которую сказано: “Зачался человек!”»
Без группы соратни_ц день действительно сгинет.

2.

А теперь о том, как можно не стать левой благодаря своеобразному отношению к группе соратниц. Многие знают, как большевики слили феминистский протест. Многие видят, что для иных леваков феминистки — полезные идиотки, массовка на демонстрациях, потенциальный электорат. Многие читали дневники знакомых анархистов, мечтавших при коммунизме завести гарем из японских школьниц. Джудит Батлер учит, что «…моё описание себя, которое я даю в дискурсе, никогда полностью не выражает и не содержит это живущее я. Мои слова отбираются у меня, как только я их произношу, их прерывает время дискурса, которое отлично от времени моей жизни. Это «прерывание» подвергает сомнению то, что смысл моего описания зависит только от меня, поскольку безразличные структуры, создающие возможность моей жизни, принадлежат социальности, которая больше меня». Левая «социальность» больше тебя настолько, что рано или поздно ты увидишь ни больше, ни меньше, чем левую сторону позавчерашнего щячла, на которой тебе рады как полезной идиотке. Потом придёт мужская массовка, невежественная и амбициозная, сообщит, что проблем у тебя нет, и тебе захочется стать просто феминисткой, без привязки к другим идеологиям.

А левые феминистки — какие-то не такие, требуют корректности. Ты сама добилась и считаешь, что без корректности по отношению к не добившимся можно обойтись. Тебе как бы не хватает с ними свободы. С «той стороны» расскажут, где свобода, и что правые — «это БПЛА по муслимам, сексроботы и красные фонари в Амстере, новые наркотики и аниме, колонии на Марсе, ну и расизм и супермен, конечно, как без биологии-то»i.

«Это не правые, — заметит Вербицкий, — это нацболы 90-х, Бойд Райс, Мойнихан, Джим Гоуд. Сейчас их нет уже, вымерли вообще».

3.

Я незаметно перехожу к теме «как нас обманули». Консерватором быть скучно, и правые тащат для привлечения детей в свои ряды что ни попадя. Человек, даже в неблагоприятной обстановке научившийся читать задолго до школы, предпочитает оригиналы копиям. Ты поймёшь, откуда стащены колонии на Марсе, расширение сознания и сексуальная революция, и что если на левой стороне есть предпосылки бороться с ролью полезной идиотки, то на правой их нет: там ты либо лицемер_ка, либо, как это любят «политкорректно» называть, часть соборной личности. Твоей собственной личности нет, и это совсем не то же самое, что буддийское растворение, и, кстати, не смей при вождях про буддизм, они не поймут, то есть поймут, конечно, и лучше бы не понимали. (Нет, к счастью, я никогда не состояла в националистических организациях — хватило общения с адептами.) Субъектная женщина скорее захочет стать Джимом Гоудом, чем стриптизёршей, которая его «спровоцировала», но в правой системе координат она может быть только «женщиной» и «мясом», и она всегда «провоцирует».

Однажды я встретила в сети редакторку сборника, чтение которого в двухтысячном году помогло мне сохранить рассудок. Эта женщина сказала: «Если вы не против смертной казни, вы должны понимать, что кто-нибудь захочет убить вас». К своим двадцати семи годам я слышала достаточно угроз убийством, мало ли прекрасных людей — наци, принимающие тебя за еврейку или кавказку, приревновавшие к тебе никчёмных парней истерички, брошенные любовники, менты, коммунальные сумасшедшие. Я только улыбнулась, пользуясь тем, что эта женщина не видит моей улыбки. Я не понимала, что читаю комментарий под неправильным углом.

Тогда многие из нас слишком часто шутили. Ещё не наступили военные времена, и даже слово «либераст» не всегда было маркером нациста. Мне очень хотелось быть самой по себе, чтобы меня не определял ни один дискурс, а ещё казалось, что большинство протестных акций и перформансов — неумная клоунада, что это недостаточно радикально, и лучше запасаться взрывчаткой. В моей биографии не было взрывчатки — был шоплифтинг, выбитое рукояткой ножа стекло, нелегальное проживание, всё как у людей, почему же меня раздражали перформансы настолько, что становилось стыдно за участников? Я позже поняла, что не за них, а за своё неумение взрывать дома, свой максимализм и неспособность избавиться от него и сложить из осколков стекла что-то новое. У меня очень низкий уровень внушаемости, это, в общем, хорошая черта, но иногда она оборачивается против меня. Из таких, как я, не получается восторженных неофитов, мы слишком скептичны, сначала мы сомневаемся в эффективности тех или иных освободительных практик, потом — в освободительном движении как таковом. Но если ты независимая носительница сразу нескольких стигм, общество уничтожит твои сомнения довольно быстро. Оно всё равно не позволит тебе реализоваться так, как ты хочешь, так не лучше ли сопротивляться?

Я долго думала, что делать. Вроде бы, подходящего именно мне политического движения не существует. Знакомые предлагали бессмысленное пьянство или откровенно психопатические сценарии, два из которых привлекали меня только с художественной точки зрения. Достаточно согласиться для вида, и тебе выложат такие подробности будущего последнего переворота, что Рауль Хаусманii воскреснет и снова умрёт. Потом всё равно становится скучно, особенно если мальчик внушает тебе: «ты же хочешь насиловать и сниматься в порно». Как-то я вернулась домой — это был не тот дом, в котором я живу сейчас, а блочная пятиэтажка, с балкона которой открывался вид на детскую площадку, полицейский участок и безысходность. Я временно работала только по фрилансу, сдавала второе жильё, читала книги, которые можно было не читать, и встречалась с человеком из верхов местного миддл-класса, от которого, по-хорошему, нужно было держаться подальше. Всё это страшно достало. Помню, что я покурила ерунды, от которой клонило в сон: я засыпала на минуту, приоткрывала глаза и видела, что дождь идёт не только вертикально, но и горизонтально, образуя гексаграмму 39. По краям линии отламывались. Постепенно рисунок стал другим, но я не могла прочитать его, а значит, это что-то хорошее, ведь я лишь плохое легко вчитываю в окрестность. Тем летом погибла М., поэтесса и моя дальняя знакомая. В её журнале была ссылка на альбом человека, о котором я ничего не знала (позже кто-то называл его «мистической личностью вроде N», и, что самое забавное, N считается правым идеологом), я включила запись, первая песня в списке напоминала одновременно многое и ничего, и в ней были слова: «Никто не уйдёт отсюда живым». И мне стало ясно, что если никто не уйдёт живым, то все наши иерархии смехотворны и не нужны. Вместо того, чтобы считать себя «выше» кого-то, можно просто посоветовать этим людям не залезать на чужую территорию: они не лучше и не хуже, только заняты не своим делом.

Я верю не в мистику, а в химию, поэтому романтических сентенций не будет. Дальше только работа, осознание разницы между утопией и социальным мифом, постепенное освобождение. Иногда мне попадаются девочки лет двадцати с полным набором: антиисламизм, запретить-паранджу-прогнать-мигрантов, задолбали-жирухи-идите-в-спортзал, я-не-трансфобка-но, толерантность-это-зло, давайте-всех-троллить, — и я узнаю сильно упрощённый, менее образованный и более агрессивный вариант себя в юности.

Послесловие

«…ну, и насчёт женского вопроса: люди часто путают мотивы тех или иных поступков. Обычно считается, что женщина пошла в политборьбу вслед за парнем, а не сама по себе, т. к. люди считывают информацию не амбивалентно. А ведь всё проще. Скажем, если нашёлся парень, разделяющий твои убеждения, почему бы не объединиться с ним?
Или очень распространённая ситуация, когда мужчина просто позволяет оформиться тому, что уже есть в твоей голове. Девочек искусственно дистанцируют от политики, поэтому парень может стать своего рода катализатором, и его роль – всего лишь роль проводника, а не “жизненной цели”»iii

i Из комментариев на lj.rossia.org.
ii http://www.zhurnal.ru/5/verbit5.htm
iii Письмо А.В., 2014 год.


Комментировать
В категории: Позиция, тези: Елена Георгиевская, левые, правые

Подписка: RSS, твиттер: @NihilistLi



Иллюстрация - хорошая открытка на день солидарности трудящихся женщин, спасибо, Саша.

May 2017

S M T W T F S
 123456
78910111213
1415 1617181920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Page generated Jul. 21st, 2017 08:50 pm
Powered by Dreamwidth Studios