Expand Cut Tags

No cut tags
georgievskaya: (branches)
«Вещество» №1/2017

(Содержание номера)
Журнал на сайте Мегалит: http://promegalit.ru/public/17926_elena_georgievskaja_vdol_zemljanoj_steny.html

«Белый кот»


Публицистика и прочее:

«Ящерицы и хиджабы, или Невыученный урок»

«Стриптизёршей можно, печатницей нельзя»

Интервью для Сноба, не завизировано (все вопросы — не к нам, а к журналистам), сильно порезаны как вопросы, так и ответы.
«Чужое тело — чужое дело». Российские феминистки — о браке, абортах и боди-позитиве

Наше коллективное письмо с комментариями:
Феминистское сообщество — кураторам MoscowFemFest

Сходил ещё попросил пароль от litlib. Но движок там старый, и редактировать тяжело.
Съездил в Эстонию на фестиваль.
Афиша:
Read more... )
https://rus.postimees.ee/4040145/kapital-kultury-nagradil-lyudmilu-kazaryan-za-landshaftnyy-festival-poezii
17308819_1440461262639831_5181381719482975626_n
georgievskaya: (branches)
«Путешествие в неоцен, или Заметки о литпроцессе»
http://polutona.ru/?show=1113212240

Статьи

В том числе - об автостопе:
«Вернём себе дорогу»
http://tovaryshka.info/reclaim-the-road/

«За всё пушистое», или Проблема зоозащиты в анархо-движении
http://www.nihilist.li/2016/11/06/za-vsyo-pushistoe-ili-problema-zoozashhity-v-anarho-dvizhenii/

«Дикие девочки» Эдуарда Лимонова: феминистская критика
http://ona.org.ru/post/153787922593/limonov

Переводы

Кьяра Боттичи «Анархизм и феминизм: путь к счастливому браку?»
http://ona.org.ru/post/153481532933/anarchism-and-feminism-toward-a-happy-marriage

Руби Флик «Анархо-феминизм»
http://www.nihilist.li/2016/12/01/anarho-feminizm/
georgievskaya: (andras)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] tovaryshka_info в «Трансгендеризм» как новый сионский протокол: немного о TERF
Недавно я услышала в автобусе объявление, приуроченное бог знает к чему – вроде бы, до Восьмого марта далеко: «Дорогие девушки! Помните, что вы не только украшение дороги, но и отвечаете за ситуацию на ней. Будьте внимательны за рулём. Ваша госавтоинспекция». И это в области, где, согласно статистике, около 70% ДТП происходит по вине мужчин и где мне за семь лет не пришлось увидеть ни одной аварии с участием женщин.

Что мне напомнила эта ситуация? Я, увлекающаяся фитнесом с самой ранней юности, не встречала в раздевалках ни одной транс*женщины, но последнее время то и дело слышу от транс-эксклюзивных феминисток, что MTF оккупируют спортзалы, чтобы насиловать всё живое. Налицо перекладывание вины с привилегированной группы на миноритарную: в первом случае – на женщин, во втором – на транс*людей.

Одна известная в узких кругах русскоязычная TERF-группа состоит, в основном, из эмигранток, не имеющих образования в области гендерных исследований, но претендует на «академический феминизм» (при этом часть «академической терминологии» почему-то составляют мизогинные оскорбления вроде «длясебяка-самовыражака» и «сасайка»). Очевидно, что осуществляемая данной группой трансфобная пропаганда рассчитана на далёких от реального академического дискурса женщин, не имеющих ресурсов для расширения кругозора в области ГИ. Исследовательницы воспринимают сетевое сообщество TERF как маргинальное пространство либо не знают о нём вовсе, поэтому не анализируют их тексты. Но, к сожалению, сообщество приобретает популярность, «помогая» юным девушкам каскадировать агрессию в адрес других миноритариев.

Читать дальше: http://tovaryshka.info/new-zion-protocol/



Есть пара опечаток (вычитывать пришлось аккурат перед зимним автостопом и с температурой под 38), вариант без них - здесь.
Поглумилась, конечно: "...авторка упускает великолепную возможность вывести MTF-дискурс из частичной сабмиссивности де-садовских героев. Она лишь констатирует, что, по де Саду, освобождённое природное зло, то есть сексуальность мужчины «утвердит его суверенным мужественным индивидом. Мужчина-сюзерен — вот фундамент Нового Гражданства»".
georgievskaya: (profile)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] livasprava в Как я стала левой
Как я стала левой в НИГИЛИСТ.

Елена Георгиевская
1.

0_6ec7e_9ad56664_orig
Сначала я хочу рассказать, как можно не стать левой. Ты заражаешься вирусом под названием «сама добилась». Подростки обычно заражаются им интернете, а я уже в том возрасте, когда следует умирать, поэтому цепляла его в разное время повсюду. Излечившись, ты чувствуешь, что тебе не хватает привычной ломоты в суставах, которая замечательно мотивирует переломать ноги кому-то не похожему на тебя. Появляется человек и говорит, что если не ломать непохожим ноги, наступит апокалипсис. У этого человека много апокалиптических голов, они повторяют одно и то же. Если постоять рядом немного дольше, увидишь, как головы начнут поедать друг друга. Это зрелище может сделать тебя левым. Но обычно ты уходишь немного раньше, заново инфицированный, объяснять своим и чужим, что сам добился и не готов пожертвовать чем бы то ни было ради никуда не годных мещан.

Рождаться в маленьких городах и посёлках очень опасно. Ты появляешься на свет не таким, как все. Они (все) учатся читать в первом классе и слушают попсу, а таких, как ты, полтора человека. Даже если ты адаптировался — а я адаптировалась, и от меня получали по роже, — у тебя растёт гордыня. В твоей школе нет специального ребёнка для травли, потому что всех травят учителя. Лично тебе они рассказывают, что ты никуда не уедешь и ничего не добьёшься, но ты не собираешься сдаваться. В пятнадцать лет такая мотивация неотделима от гордыни.

Можно вылечить тяжёлую болезнь и стать одним из самых сильных мальчиков или девочек школы. Можно поступить в элитный по местным меркам лицей без репетиторов, потом — в столичный вуз без денег и блата, совершать поступки, за которые людей твоего гендера и национальности порицают, и всё это — без сомнения и чувства вины. Или почти всё. За спинами пытающихся загнать тебя обратно трудно рассмотреть способных вправить тебе мозги. Проходит несколько лет, и ты перестаёшь различать эти две категории людей. Ты давно прочитал Платона, Штирнера и «Восстание масс». Конечно, ты не ассоциируешь себя с массами, ты же прочитал, а им некогда. Тебе тоже могло стать некогда, но ты добился. Антииерархические тексты обрастают ложными толкованиями, в каждом из них чудится призыв вернуться на место, а ведь никто не имеет права указать тебе на место, ибо никто не знает точно, где оно. Если ты при этом из семьи, пострадавшей во время Октябрьской революции, каждый антииерархический текст умножается перед твоими глазами на два, превращаясь в памятку об отобранном имуществе. Если работал уборщиком или на производстве и насмотрелся на провинциальных обывателей, как никогда не насмотрятся жители Садового Кольца, умножается на три.

У некоторых формируется мировосприятие окультурившегося варвара. Для этого нужно быть лириком, субъективным идеалистом, видящим общие контуры идеи, например, имперской. Для стихов ему нужна мысль об Идеальном Другом Пространстве — как верующим идея бога, Идеального Другого. Если он опирается на античную классику, в голове вырастает пространство империи. Человеку грезятся колонны Рима и просвещаемые варвары, а реальность оборачивается позавчерашним щячлом.

Но ты не такой, как он. Просто вышло так, что в старших классах ты прочёл роман Томаса Харди «Джуд Незаметный», но страшно устал и забыл, о чём он на самом деле. О том, что люди, считающие себя правыми, если понадобится, устроят вокруг тебя такое идеальное пространство, что попытки добиться принесут не больше пользы, чем библейское служение господину твоему. Ты помнишь только цитату: «Да сгинет день, в который я родился, и ночь, в которую сказано: “Зачался человек!”»
Без группы соратни_ц день действительно сгинет.

2.

А теперь о том, как можно не стать левой благодаря своеобразному отношению к группе соратниц. Многие знают, как большевики слили феминистский протест. Многие видят, что для иных леваков феминистки — полезные идиотки, массовка на демонстрациях, потенциальный электорат. Многие читали дневники знакомых анархистов, мечтавших при коммунизме завести гарем из японских школьниц. Джудит Батлер учит, что «…моё описание себя, которое я даю в дискурсе, никогда полностью не выражает и не содержит это живущее я. Мои слова отбираются у меня, как только я их произношу, их прерывает время дискурса, которое отлично от времени моей жизни. Это «прерывание» подвергает сомнению то, что смысл моего описания зависит только от меня, поскольку безразличные структуры, создающие возможность моей жизни, принадлежат социальности, которая больше меня». Левая «социальность» больше тебя настолько, что рано или поздно ты увидишь ни больше, ни меньше, чем левую сторону позавчерашнего щячла, на которой тебе рады как полезной идиотке. Потом придёт мужская массовка, невежественная и амбициозная, сообщит, что проблем у тебя нет, и тебе захочется стать просто феминисткой, без привязки к другим идеологиям.

А левые феминистки — какие-то не такие, требуют корректности. Ты сама добилась и считаешь, что без корректности по отношению к не добившимся можно обойтись. Тебе как бы не хватает с ними свободы. С «той стороны» расскажут, где свобода, и что правые — «это БПЛА по муслимам, сексроботы и красные фонари в Амстере, новые наркотики и аниме, колонии на Марсе, ну и расизм и супермен, конечно, как без биологии-то»i.

«Это не правые, — заметит Вербицкий, — это нацболы 90-х, Бойд Райс, Мойнихан, Джим Гоуд. Сейчас их нет уже, вымерли вообще».

3.

Я незаметно перехожу к теме «как нас обманули». Консерватором быть скучно, и правые тащат для привлечения детей в свои ряды что ни попадя. Человек, даже в неблагоприятной обстановке научившийся читать задолго до школы, предпочитает оригиналы копиям. Ты поймёшь, откуда стащены колонии на Марсе, расширение сознания и сексуальная революция, и что если на левой стороне есть предпосылки бороться с ролью полезной идиотки, то на правой их нет: там ты либо лицемер_ка, либо, как это любят «политкорректно» называть, часть соборной личности. Твоей собственной личности нет, и это совсем не то же самое, что буддийское растворение, и, кстати, не смей при вождях про буддизм, они не поймут, то есть поймут, конечно, и лучше бы не понимали. (Нет, к счастью, я никогда не состояла в националистических организациях — хватило общения с адептами.) Субъектная женщина скорее захочет стать Джимом Гоудом, чем стриптизёршей, которая его «спровоцировала», но в правой системе координат она может быть только «женщиной» и «мясом», и она всегда «провоцирует».

Однажды я встретила в сети редакторку сборника, чтение которого в двухтысячном году помогло мне сохранить рассудок. Эта женщина сказала: «Если вы не против смертной казни, вы должны понимать, что кто-нибудь захочет убить вас». К своим двадцати семи годам я слышала достаточно угроз убийством, мало ли прекрасных людей — наци, принимающие тебя за еврейку или кавказку, приревновавшие к тебе никчёмных парней истерички, брошенные любовники, менты, коммунальные сумасшедшие. Я только улыбнулась, пользуясь тем, что эта женщина не видит моей улыбки. Я не понимала, что читаю комментарий под неправильным углом.

Тогда многие из нас слишком часто шутили. Ещё не наступили военные времена, и даже слово «либераст» не всегда было маркером нациста. Мне очень хотелось быть самой по себе, чтобы меня не определял ни один дискурс, а ещё казалось, что большинство протестных акций и перформансов — неумная клоунада, что это недостаточно радикально, и лучше запасаться взрывчаткой. В моей биографии не было взрывчатки — был шоплифтинг, выбитое рукояткой ножа стекло, нелегальное проживание, всё как у людей, почему же меня раздражали перформансы настолько, что становилось стыдно за участников? Я позже поняла, что не за них, а за своё неумение взрывать дома, свой максимализм и неспособность избавиться от него и сложить из осколков стекла что-то новое. У меня очень низкий уровень внушаемости, это, в общем, хорошая черта, но иногда она оборачивается против меня. Из таких, как я, не получается восторженных неофитов, мы слишком скептичны, сначала мы сомневаемся в эффективности тех или иных освободительных практик, потом — в освободительном движении как таковом. Но если ты независимая носительница сразу нескольких стигм, общество уничтожит твои сомнения довольно быстро. Оно всё равно не позволит тебе реализоваться так, как ты хочешь, так не лучше ли сопротивляться?

Я долго думала, что делать. Вроде бы, подходящего именно мне политического движения не существует. Знакомые предлагали бессмысленное пьянство или откровенно психопатические сценарии, два из которых привлекали меня только с художественной точки зрения. Достаточно согласиться для вида, и тебе выложат такие подробности будущего последнего переворота, что Рауль Хаусманii воскреснет и снова умрёт. Потом всё равно становится скучно, особенно если мальчик внушает тебе: «ты же хочешь насиловать и сниматься в порно». Как-то я вернулась домой — это был не тот дом, в котором я живу сейчас, а блочная пятиэтажка, с балкона которой открывался вид на детскую площадку, полицейский участок и безысходность. Я временно работала только по фрилансу, сдавала второе жильё, читала книги, которые можно было не читать, и встречалась с человеком из верхов местного миддл-класса, от которого, по-хорошему, нужно было держаться подальше. Всё это страшно достало. Помню, что я покурила ерунды, от которой клонило в сон: я засыпала на минуту, приоткрывала глаза и видела, что дождь идёт не только вертикально, но и горизонтально, образуя гексаграмму 39. По краям линии отламывались. Постепенно рисунок стал другим, но я не могла прочитать его, а значит, это что-то хорошее, ведь я лишь плохое легко вчитываю в окрестность. Тем летом погибла М., поэтесса и моя дальняя знакомая. В её журнале была ссылка на альбом человека, о котором я ничего не знала (позже кто-то называл его «мистической личностью вроде N», и, что самое забавное, N считается правым идеологом), я включила запись, первая песня в списке напоминала одновременно многое и ничего, и в ней были слова: «Никто не уйдёт отсюда живым». И мне стало ясно, что если никто не уйдёт живым, то все наши иерархии смехотворны и не нужны. Вместо того, чтобы считать себя «выше» кого-то, можно просто посоветовать этим людям не залезать на чужую территорию: они не лучше и не хуже, только заняты не своим делом.

Я верю не в мистику, а в химию, поэтому романтических сентенций не будет. Дальше только работа, осознание разницы между утопией и социальным мифом, постепенное освобождение. Иногда мне попадаются девочки лет двадцати с полным набором: антиисламизм, запретить-паранджу-прогнать-мигрантов, задолбали-жирухи-идите-в-спортзал, я-не-трансфобка-но, толерантность-это-зло, давайте-всех-троллить, — и я узнаю сильно упрощённый, менее образованный и более агрессивный вариант себя в юности.

Послесловие

«…ну, и насчёт женского вопроса: люди часто путают мотивы тех или иных поступков. Обычно считается, что женщина пошла в политборьбу вслед за парнем, а не сама по себе, т. к. люди считывают информацию не амбивалентно. А ведь всё проще. Скажем, если нашёлся парень, разделяющий твои убеждения, почему бы не объединиться с ним?
Или очень распространённая ситуация, когда мужчина просто позволяет оформиться тому, что уже есть в твоей голове. Девочек искусственно дистанцируют от политики, поэтому парень может стать своего рода катализатором, и его роль – всего лишь роль проводника, а не “жизненной цели”»iii

i Из комментариев на lj.rossia.org.
ii http://www.zhurnal.ru/5/verbit5.htm
iii Письмо А.В., 2014 год.


Комментировать
В категории: Позиция, тези: Елена Георгиевская, левые, правые

Подписка: RSS, твиттер: @NihilistLi



Иллюстрация - хорошая открытка на день солидарности трудящихся женщин, спасибо, Саша.
georgievskaya: (blackwhite1)
С момента публикации моей статьи о сексизме в левой среде прошло немало времени, но отдельные граждане продолжают возмущаться. Сегодня мне снова напомнили о посте Вячеслава Данилова:
«Учитель Дмитриев все-таки додумался посетить кружок анархистского самообразования, от чего я его долго отговаривал. Ну, и результат оказался немного предсказуемым. Под конец нудной лекции о правоте Курдской рабочей партии в зал ворвалась толпа альтернативных анархистов, возможно сторонников некой другой фракции КРП, не оджалановской, и самый бодрый из несогласных анархов запустил с вертушки в ухо докладчику. Докладчик вынул нунчаки, и вся толпа, бодро мутузя друг дружку за правое дело, вывалила на улицу, распугивая проезжающих автолюбителей и охрану здания. В общем, старикам тут не место. Это я к чему? А к тому, сколько еще будет синяков и ушибов, выбитых зубов и просто дефренда в результате вот такого вот "радикального" текста?»
Я задумалась. Если текст радикален только в кавычках, почему Данилов предполагает, что он вызовет мордобой? Насколько я знаю, так и не вызвал, что не может не радовать. Или это тривиальная демонизация оппоненто_к: сначала нужно публично усомниться в принадлежности текста к радикально-левому дискурсу, потом — заявить, что от такой публицистики будет глад, мор и потоп?
Если же рассматривать реплику под психоаналитической лупой, в глаза бросается фраза: «Старикам здесь не место». Пришли новые левые — какие уже по счёту? — и сообщают, что по старым лекалам трудно кроить.
Хотелось бы спросить: если вы подробно читали Мишеля Фуко и «старых» новых левых, что вам кажется непонятным в моей статье? Впрочем, как известно, белые гетеросексуальные мужчины могут читать хоть Ив Кософски Сэджвик и оставаться при своих предрассудках. «Я хочу быть радикалом, — как бы говорит нам умеренный сексист, — но современный радикализм не помещает в центр мировоззрение белого гетеросексуального мужчины, и мне кажется, что мир рушится».
Собравшись вместе, рассерженные белые гетеросексуальные мужчины создают пространство деиндивидуализированной агрессии. Для них ты плохая просто потому, что замечаешь собственное угнетение.
Характерны обесценивающие приёмы, к которым прибегает комментатор в журнале Данилова:

«[Я ответила в его же стилистике:
«Почему нормальные рабочие и офисные служащие — не левые? Только левые орут о капитализме, безработице и коррупции, хотя их права никто не нарушает. Это из-за невостребованности работодателями».]

ФЛГБТшная экономика - это сурово».

Комментатор выдёргивает цитату, являющуюся отзеркаливанием сексистского замечания («Почему нормальные левые девушки — не феминистки? Только феминистки орут о правах, которых у них никто не отнимает. Это из-за невостребованности мужчинами»), из контекста, будто не видя, что она подчёркивает абсурдность оригинала. Во-первых, в реальности многие девушки пришли в феминизм, устав в том числе от ненужного внимания мужчин, не слышащих слова «нет». Во-вторых, юридические права женщин бывшего СНГ по-прежнему ограничены, и отрицать это — значит расписываться в полной некомпетентности.
Аббревиатуры ФЛГБТ не существует, но предполагаю, что она означает «феминистки, лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры». Таким образом комментатор пытается перевести разговор о реальных проблемах в ироническое русло. Феминизм не случайно оказался в перечне гендерных идентичностей и сексуальных ориентаций: для белого гетеросексуального мужчины-обывателя и движение за права женщин, и люди другой ориентации — нечто чуждое, странное, пугающее. Недаром мещане говорят, что все феминистки — лесбиянки. В культуре, легитимизирующей лишь один вариант сексуального поведения, всё выходящее за рамки обывательского мышления наделяется характеристикой «извращённого», предельно сексуализированного. Либертарии — «педерасты», феминистки — «бучи», леваки растлевают детей. Ориентация влияет на отношение человека к математике, физике, экономике. Вероятно, комментатор решил, что если я феминистка, значит, лесбиянка. Не буду интересоваться у знакомых лесбиянок, есть ли корреляция между их личными пристрастиями и экономическими способностями.
Сегодня ещё один оппозиционер, теперь уже украинский, пишет мне: «Женщины и мужчины не равны... Меня напрягают леволиберальные мыслителишки, которые левыми не являются, но предпочитают называться, и при этом несут вполне себе буржуазную чушь, продвигают госдеповскую "политкорректность" вместо классовой откровенности, пропагандируют буржуазный разврат вместо пролетарской сдержанности, и буржуазный моральный и сексуальный релятивизм превозносят, не вспоминая о пролетарской терпимости. Держите себя в руках, и никто вам слова не скажет, так нет же — гейпарады им подавай. После смены в урановом руднике сразу желание эпатировать общественность пропадает». Зачем, недоумевает он, мне читать некую Коллонтай? Большевики не боролись за сексуальную свободу.
Я открываю pdf-файл c газетой краснодарских анархистов «Автоном» — восьмой выпуск за 1998 год, а такое чувство, что написано недавно:
«Если знают, что у девушки много сексуальных связей, то моментально самцы к ней начинают липнуть, дабы удовлетворить собственную похоть. Потом в кругу таких же мачистов будут рассказывать о якобы победах на любовном фронте. ...Но если девушка отказывает, к ней приклеивается другой ярлык — дура. Надо же как-то оправдать собственную несостоятельность. По словам самцов, девушки делятся на две категории — сучки и дуры. Во вторую попадают совершенно разные барышни. Во-первых, как это ни парадоксально, те, которые намного интеллектуальнее самцов.
(…) Да, ещё в категорию «дуры» попадают те девушки, которые на «прекрасных» самцов не обращают никакого внимания. Те, кто не желают плясать под их дудку и делают то, что сами считают нужным. Не удалось девушку построить, так значит, она «дура»?! Сам дурак! Поменьше понта, пониже голову — может, всё и получится.
Пройдёт несколько лет, и шутки в сторону феминисток в анархо-движении будут просто невозможны, так как все самцы-мачисты-сексисты перевоспитаются. А если нет, то мы их похороним! Вместе с буржуазией, фашистами и бюрократами в одной яме!»
(Тов. Баррикада & Co «Расчленение самцов, особенно 'настоящих мужиков'».)
Фуколдианская теория, Райх и новые левые прошли мимо большинства русскоязычных социалистов. На их отрывном календаре — 1937 год. Рядом пришпилен моральный кодекс строителя коммунизма. 2015 здесь ещё не наступил. Что ж, можно попробовать устроить новый девяносто восьмой и попытаться-таки похоронить — в метафизическом смысле, конечно: мне никогда не были близки идеи Валери Соланас.

автоном. 1998-8.2
georgievskaya: (blackwhite1)
Прислали замечательный отзыв на мою статью.
В нём прекрасно всё!

Отвечаю им, короче:
Спасибо за отзыв, это прекрасно — учитывая мои анархо-коммунистические взгляды:
«Очевидно, уважаемая авторка хочет обмануть неофиток, внушив им отвращение к марксизму на уровне пропагандистского штампа».


Ну конечно, сексизма в левацких кругах нет, а кто его видит, тот буржуазен.
georgievskaya: (profile)
Пришлось написать о сексизме в левацкой среде.

Некоторые отзывы на статью

Тут просят "контраргументов на цитируемые фразы критиков феминизма". Понимаю, почему. Некоторым не хочется или некогда самостоятельно читать феминистскую литературу, нужно краткое содержание.

"Большая часть статьи аппелирует к происходящему в пабликах. Проблема в том, что все паблики вконтакте(да и в фб) это рассадники рачья".

Нет, значительная часть высказываний - услышанное IRL и не от людей, состоящих в пабликах (комментарии участников сообществ оговорены отдельно), заметки Магида и Тупикина тоже, естественно, не оттуда.

Об одной из причин сексизма: комментарий раевского к моей статье

Есть подозрения, что Магид путает Эмму и Люси Парсонс, см. "Парсонс против Голдман: столкновение анархисток".
georgievskaya: (blackwhite2)

 


Diamanda Galas - Iron Lady on Vimeo

Видео по запросу diamanda galas iron lady

Десять лет назад впервые услышал эту песню; если вам снова скажут, что биполярное расстройство способствует творчеству, вспомните, что случилось с автором оригинала. Он пел гораздо лучше Дилана и играл не хуже.
georgievskaya: (branches)

По просьбам трудящихся – вырезанный редактором кусок о моих трепетных отношениях с комьюнити feministki.

«Феминистский проект Фонда Белля на Часкоре сейчас ведут радикальные феминистки. Я не радикальная феминистка, у меня другие позиции. Но если у тебя нет доверительных отношений с радикальным крылом российского феминизма, туда бесполезно даже пытаться сунуться».

 После этой фразы следовало:
«У меня был с ними небольшой конфликт: несколько лет назад [если точнее, в 2009 г.] радикалы требовали ультратолерантности к мусульманам, потому что это отдельная культура, которую нужно уважать, еще они говорили, что кавказские мужчины не более мизогиничны, чем русские. Я антиисламист – и  очень хорошо знаю, как себя вели эти кавказские мужчины в 90-е годы и в начале нулевых, когда только приехали в Россию: каждая женщина без платка им казалась доступной, и они вламывались в девичьи комнаты в общежитиях и устраивали там черт знает что. Я сказала: нет, я не согласна, потому что знаю, что кавказцы относятся к русским женщинам как к кускам мяса – и именно так исламская культура позиционирует женщин, особенно женщин-немусульманок. За это меня пожизненно забанили в ЖЖ-комьюнити «Феминистки». Мне кажется, это очень смешно: борцы за права женщин запрещают критиковать женоненавистническую идеологию.  Кроме того, некоторые радикальные феминистки очень не любят мужчин, а мне такой подход не близок: я испытываю нелюбовь не к мужчинам, а к стереотипам, которые навязывает общество.
- Кроме этой, других площадок не существует?»

конец цитаты

Про площадки я расписывать не стала – нет смысла, та же ravnopravka.ru, кмк, -  moscow_only, - надо числиться в московских группах женского самосознания. Есть проекты вроде Пути Лисистраты, но там лесбийский сепаратизм и бифобия во все края.

 Марта Рослер говорила, что авторы-феминистки в патриархальной культуре становятся вдвойне невидимыми – как женщины и как феминистки. Агендер, не-радикальная феминистка, бисексуалка, не являющаяся ни ярой антифашисткой (что включает ультратолерантность), ни националисткой, невидима десятикратно. Нежелание говорить о своих текстах: «моё творчество, моё искусство», оперирование модернистскими приёмами, воспринимаемое определённой группой лиц как элитизм, ибо нужно писать фанфики и резать трафареты, иначе Народ Не Поймёт Идею, - усиливает невидимость ещё в  тысячу раз. Вот я так и живу, потому что у меня крепкие нервы.
 А так радикальные лесбосепаратистки отвечают на нейтральные вопросы, например:http://smartmary.livejournal.com/19715.html?thread=342531#t342531 С такими сёстрами никаких мужских шовинистов не надо. Выражаясь их же словами, я считаю такие разговоры патронатной, поучающей, высокомерной и ксенофобской жестью.

georgievskaya: (profile)
Слегка сокращённая версия.
Отношение к перформансу в ХХС даже не двойственное, а тройственное: музыкальное оформление кажется чудовищным, идея охуенной (у меня в одном старом рассказе был герой-анархист, который зашёл в церковь с петлёй на шее, что символизировало и т.д.) с эстетической точки зрения, но при этом, да, несколько дискриминирующей феминизм. Но интервью было не по имейлу, мы просто сидели недалеко от собора на острове и разговаривали, а когда я говорю вслух, это звучит довольно незамысловато; к тому же, пришлось соблюсти формат. 
 Кусок о моём пожизненном бане в феминистском сообществе вырезан, но на фейсбуке есть исходник.
georgievskaya: (blackwhite2)
Р. спрашивает, кто на меня больше повлиял (это для одного издания). Я не знаю. (Мне нравилась, например, какое-то время назад Моник Виттиг, но она в моих текстах не опознаётся.) Точно могу сказать, что не люблю мачистскую литературу, всех этих буковски-лимоновых-прилепиных, последнего вдобавок за бездарность. Мачо в наше время не может быть революционером, это такой же патриархал, как обыватели из соседнего двора, только ещё более агрессивный. Недавно чуть не сказал мальчику: что вы, как на меня мог повлиять Мамлеев, он же правый, - но вовремя прикусил язык, мне только идеологических споров на тот момент не хватало.  

Вообще, предполагатели напоминают одну девочку из ярославской общаги: "Л., - заявляет она в девяносто энном году, - ты говорила то-то и то-то, когда мы были на кухне и ты там кипятила бельё". - "Во-первых, я этого не говорила, а во-вторых - да, на плите стоял какой-то чан, но я не уверена, что там было бельё, и понятия не имею, чьё всё это было".
Впрочем, что я такого написал, чтобы вопрос влияний имел какое-то значение.
georgievskaya: (andras)

С. Б. «Литературные зубки», интересно, у кого это? Писатели у нас делятся на тех, кому политика просто неинтересна (их большинство), и тех, кто пытается привлечь к себе внимание власти, а для этого или откровенно «прислуживает», или имитирует оппозиционность. Допускаю, что есть несколько исключений, подтверждающих правило. Пожалуй, Елена Георгиевская со своим анархизмом и в самом деле ни от кого не зависит. Мне, убежденному государственнику, этот анархизм отвратителен, но я все-таки уважаю независимость и неангажированность Георгиевской. Но исключения только подтверждают правило. У многих (не у всех) наших «смелых» оппозиционеров тот же хозяин, что и у единороссов. Одни хвалят власть и получают от власти деньги. Другие власть ругают, но деньги им дает всё та же власть. Все под колпаком. Всех пасёт мудрый (и в самом деле мудрый!) Владислав Юрьевич. Так что эти игры в оппозицию просто смешны. Аполитичность честнее.

 Один мальчик решил, что это должно льстить моему самолюбию, а вопрос самолюбия меня в данной ситуации волнует меньше всего.

georgievskaya: (bunt)

Тут меня стали френдить красно-коричневые. Видимо, путают меня с базельским профессором каким-то фашистом. Чудесные, чудесные люди. У них всё в головах устроено просто: если ты не поклонник франкфуртской школы марксизма, значит, близок красно-коричневым, других вариантов нет.
  Или они думают, что я собираюсь писать здесь о политике. Нет, в ближайшие несколько недель я вообще, скорее всего, не буду сюда писать.     
  Вот это им посвящается.

 

Across The Border - I can't love this country (Folk Punk Rock ) - YouTube


May 2017

S M T W T F S
 123456
78910111213
1415 1617181920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Page generated Jul. 21st, 2017 08:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios